13.02.2018

Главный вопрос

Депутаты ЗС приняли в первом чтении законопроект о креативных пространствах, предложенный Смольным. Нужны ли городу креативные пространства по льготным ставкам? Где и какие? Насколько существенными должны быть льготы и кто будет измерять креативность? Может, это просто модный термин (вроде инноваций и цифровой экономики)? Чем должны быть насыщены такие объекты? Какие успешные примеры можете привести?

Елена БОДРОВА, исполнительный директор Российской гильдии управляющих и девелоперов:

– Арендные платежи, которые собирает Смольный с городских помещений, в общем объеме бюджетных поступлений занимают очень небольшую долю — на уровне статистической погрешности. Поэтому любое использование городского имущества для экономического и психологического (потому что креативная экономика подразумевает особую психологию участников) развития имеет будущее. Льготы креативным бизнесам нужны существенные. Ставку надо снижать на 50%, по крайней мере: они не на прибыль ориентированы.

Важно, чтобы такие пространства не были сосредоточены только в центре, где они уже сейчас конкурируют друг с другом, а открывались и в спальных районах. Уровень их полезности и креативности я бы замеряла очень просто: если люди туда идут, они востребованы, там есть жизнь и движение — значит, все работает. Главный плюс таких пространств — их способность быстро трансформироваться под любые социальные задачи. Сегодня там можно провести конференцию, завтра — свадьбу, послезавтра — занятие йогой для пенсионеров.

Удачным примером для Петербурга я считаю «Бутылку» в Новой Голландии, но сама больше люблю «Голицын лофт» напротив Инженерного замка за то, что там сосредоточено много разнообразных историй: дизайнерская одежда, барбершоп, художественная галерея, антикафе…

Виктор БОГОРАД, художник, почетный академик РАХ:

– Я — только за. Такие «точки притяжения», как Пушкинская, 10, галерея «Эрарта», лофт-проект «Этажи», вполне успешно работают и выполняют свои функции. Там полно молодежи, там проходят выставки, лекции, семинары и мастер-классы. Конечно, таких центров должно быть больше.

Рафаэль ДАЯНОВ, руководитель АМ «Литейная часть-91»:

– Первое и главное: говорите по-русски. Чиновники и законодатели должны изъясняться на родном языке, а не употреблять иностранные термины, значения которых не понимают. Что такое креатив? Творчество, давайте так и называть.

Непонятно, как хотят обустраивать эти творческие пространства в заброшенных зданиях. Это что, будем устраивать сквоты? Но это мы проходили в 1990-е: классический пример — Пушкинская,10, но это прошлый век. Мне кажется, город как собственник прежде всего должен подумать об их обустройстве под более необходимые функции. Я бы предпочел, чтобы заброшенное здание реконструировали под спортивную школу, а не высасывали из пальца что-то непонятное. Это уже стало поветрием: если не могут придумать хорошую функцию, сразу говорят о креативном пространстве и музее современного искусства. У нас столько художников нету!

Светлана ДЕНИСОВА, начальник отдела продаж ЗАО «БФА-Девелопмент»:

– Есть у города и более насущные проблемы, например, организация парковок. Но мысль про креативные пространства возникает тогда, когда более практичное использование неочевидно. Понятно, что здание достойно, чтобы его сохранить, но функционал не прочитывается, вот и прибегают к этой «палочке-выручалочке».

Иван ПОЧИНЩИКОВ, управляющий партнер компании IPG.Estate:

– Креативные пространства — отдельное направление коммерческой недвижимости, которое должно развиваться как количественно, так и качественно. Сегодня в городе успешно функционируют и развиваются «Ткачи», «Этажи», ArtPlay, «Новая Голландия», «Севкабель». На мой взгляд, такие пространства должны представлять mixed use в различных форматах, сочетая деловые, образовательные, развлекательные функции, синергия которых станет залогом успеха и доходности. Если говорить о зарубежных проектах, можно отметить Kaappeli (Хельсинки) в бывшей кабельной фабрике Nokia, Korjaamo (Хельсинки) на месте бывшего трамвайного депо, MoritzBastei (Лейпциг) на месте оставшегося бастиона крепости 16-го века в центре города, KulturBrauerei в бывшей пивоварне в Восточном Берлине.

Среди удачных примеров можно выделить такие креативные центры, как NDSM (Амстердам) — мини-городок из контейнеров в старых доках общей площадью 20 000 кв.м; Brotfabrik (Вена) — лофт в здании старого хлебозавода (68 000 кв.м); Telliskivi (Таллинн) — творческий кластер в 10 зданиях бывшего завода (54 000 кв.м). В России: «Тайга» (закрыто) — творческий кластер в старинном особняке на Дворцовой набережной; ArtPlay (Москва) — 31 000 кв.м; «Красный октябрь» (Москва) — бывшая шоколадная фабрика (50 000 кв.м); Flacon (Москва) — бывшие здания хрустально-стекольной фабрики (22 000 кв.м).

Автор не указан

 

Сортировать по
Поиск по адресу
×
Найдено
На странице
Пожалуйста, подождите